Пресса

В России за несколько лет пропало 40% проффесиональных клубов

Генеральный директор Общероссийского профсоюза футболистов Александр Зотов дал программное интервью «СЭ», в котором рассказал о делах своей организации, банкротствах «Тосно» и «Амкара», проблемах «Балтики» и «Анжи», а также о состоянии российского футбола сегодня.

Профсоюзу в сентябре исполняется восемь лет. Я пытался найти какую-то полную информацию о вас в одном месте, но так и не нашел, даже на сайте. Что ОПСФ представляет собой прямо сейчас?

– На самом деле мы не скрываем информацию о себе, просто мы решили полностью переделать наш сайт и сейчас у нас вывешена временная страница.

Мы работаем со всеми футболистами, имеющими трудовые договора с профессиональными клубами. Соответственно, мы работаем в женском футболе, в мини-футболе, ну и, конечно, в ПФЛ, ФНЛ и РПЛ. Каждый из игроков в этих лигах – потенциальный член профсоюза.

Но по факту же далеко не все в него входят?

– Пока – да, не все, поскольку по российскому законодательству профсоюз – дело добровольное. В отличие, например, от американских лиг, где ты обязан быть членом профсоюза, если хочешь играть в НХЛ или НФЛ. В российском спорте была подобная попытка, когда всех хоккеистов КХЛ заставляли стать членами профсоюза, но закончилось это бунтом на корабле. В футболе этого нет, и тем не менее, почти 700 игроков уже стали членами профсоюза.

И все платят взносы?

– К сожалению, не все у нас дисциплинированные плательщики профсоюзных взносов. Но в России многие клубы не являются дисциплинированными плательщиками заработной платы. А это взаимосвязанные истории. В любом случае, 700 человек – это большая цифра. В российском футболе на сегодняшний день около 3,5 тысяч женщин и мужчин в различных профессиональных лигах, получается, каждый пятый состоит в профсоюзе. И еще многие пользуются услугами ОПСФ, даже не входя в него.

– Почему?

– По разным причинам. Многие, например, боятся, что членство в профсоюзе может сказаться на отношениях с руководством клуба. К сожалению, пока еще существуют такие предрассудки.

– Сколько человек у вас работает?

– Семь человек, включая бухгалтера. Но есть несколько человек, которые не являются штатными работниками, есть, например, арбитры Палаты по разрешению споров РФС, номинированные ОПСФ, мы им не платим деньги, я их в расчет не беру. Есть также ряд футболистов в разных уголках России, которые уже не один год добровольно помогают профсоюзу, сообщая о различных ситуациях и конфликтах, возникающих в клубах из регионов.

Читал такое мнение: зачем футболистам защита, они и так прекрасно живут.

– В России есть футболисты, зарабатывающие серьезные деньги в больших клубах, но основная часть тех, кто играет в ПФЛ и ФНЛ, получают достаточно небольшие зарплаты. И довольно регулярно получают их с задержками или не получают вовсе. Возникают конфликты, когда клубы пытаются не платить зарплату и премиальные, не возмещать футболисту расходы на лечение травмы или неправомерно расторгнуть контракт, запугивая игрока. В таких ситуациях и нужна квалифицированная помощь профсоюза. Это хорошо, если футболисту удалось накопить какие-то средства и он может подождать выплат, а что делать футболисту с зарплатой не сильно превышающей 10 тысяч рублей?

– Подождите, у профессионального футболиста в 2018 году зарплата может быть 10 тысяч рублей в месяц?

– Конечно. В ПФЛ у многих зарплата – минимальный прожиточный минимум. Остальное – премия, которую зачастую просто не платят.

– И что ОПСФ делает, узнав о конфликте?

– Зависит от ситуации. В любом случае стараемся наладить диалог с руководством клуба и, если надо, с его учредителями. Мы общаемся как с игроком, так и с клубом и лигой, чтобы найти пути решения. Необходимо понять, все ли упирается в деньги, есть ли риск, что финансирование этого клуба прекратится вообще? Как в случае с тем же «Амкаром». Или все же есть шанс, как с «Анжи» или «Балтикой».

К сожалению, часто в подобных конфликтах руководитель клуба не считает нужным даже информировать игроков о том, что происходит. «Денег нет, но вы держитесь. Мы договоримся сейчас, губернатор поддержит, все выплатим», – примерно так.

Когда ситуация уже не разрешимая, мы обращаемся в трудовую инспекцию, помогаем футболистам подать документы в Палату по разрешению споров РФС или в суд. В крайних случаях инициируем дела о банкротстве, как сейчас в случае с «Тосно». В общем, оказываем разную помощь. Причем футболистам, чьи клубы банкротятся, или тем, у кого низкий уровень доходов при многомесячных долгах, мы оказываем помощь бесплатно, и для людей это большое подспорье.

Но для нас все это – тушение локальных «пожаров», которые возникают постоянно. Мы же стремимся сделать так, чтобы работа развивалась в другом направлении.

– Каком?

– Мы давно и активно работаем с РФС и лигами по совершенствованию документов, регламентирующих взаимоотношения клубов и футболистов, работу Палаты по разрешению споров и других юрисдикционных органов РФС, проведение турниров.

Источник: Спорт-Экспресс
Made on
Tilda